plus minus gleich

Когда платить через терминалы станет выгодней?

Когда платить через терминалы станет выгодней?У "Финам FM"  в гостях Борис Ким, председатель совета директоров компании "QIWI".

ПОТАПЕНКО: Сегодня то, о чем мы хотим поговорить – это то, что касается практически каждого. Платить через терминалы станет выгоднее, как нам обещают. Кто попадет все-таки в конце на деньги? Хотя для нас ответ всегда зачастую известен.

КИМ: Добрый вечер.

ПОТАПЕНКО: Давайте все-таки вспомним, уважаемые радиослушатели, с чего, собственно говоря, начался рост всех этих комиссий в платежных терминалах. Ведь на самом деле это не злой умысел их владельцев. Просто, насколько я помню, с 1 апреля 2010 года наше родное государство обязало оборудовать их контрольно-кассовой техникой, поставленной на учет в налоговой инспекции. Суммы различные, безусловно, эта контрольно-кассовая техника, она может варьироваться от 15 до 40 на аппараты, плюс 1000, по-моему, в месяц на обслуживание, если мне не изменяет память. Но по статистике, то, что я знаю, до 90% платежей приходится не на Интернет-банкинг, и далеко даже не платежи через банкомат, хотя есть такая тенденция и смещение, а все-таки на терминалы. С каждого платежа мы с вами платим 9-12%. Это в среднем, если считать температуру по больнице, 90-150 тысяч рублей в месяц. Теперь собственников планируют этого дохода лишить. И, собственно говоря, наш новостной повод. 

Высокая комиссия, которую абоненты сотовой связи вынуждены платить при пополнении своего баланса через платежные терминалы, вскоре может быть отменена. Роспотребнадзор совместно с Союзом потребителей создает специальную рабочую группу, которая разработает соответствующие поправки в законодательство. Если они будут приняты, финансовую нагрузку переложат с абонентов на сотовых операторов.

Речь идет о создании нормативного документа, который может стать частью закона о национальной платежной системе. Этот документ обяжет платежных агентов переводить суммы на счета абонентов сотовых операторов и Интернет-провайдеров в полном объеме. В среднем размер комиссии в терминалах по основным услугам составляет около 9-10%. Столь внушительным он стал после того, как с 1 апреля 2010 года владельцев терминалов обязали оборудовать их кассовыми аппаратами. Кроме того, операторы снизили уровень отчисляемой платежным агентам комиссии до 0,1%.

Сотовые операторы считают, что перекладывание обязанностей по уплате комиссии с абонента на оператора приведет к повышению последним тарифов, либо к разрыву соглашений с платежными системами и созданию оператором альтернативных путей продажи своих услуг. 

ПОТАПЕНКО: Прежде чем мы начнем разговор, я хотел бы сказать, что уже не первая программа, которую мы делаем по поводу сотовых операторов... Совсем недавно это было по поводу роуминговых услуг, сейчас мы говорим о платежных терминалах. И могу сказать следующее. Несмотря на все усилия нашей программной службы, на большое количество писем, которые мы направляли и приглашали людей поговорить в этой студии о комиссиях, о том, как будет развиваться сотовая связь, возрастут ли стоимости Интернет-трафика, Интернет-тарифов и так далее, ни один сотовый оператор на сегодняшний день не хочет комментировать ни данную инициативу, ни приходить в студию. Имейте это в виду. 

И в этой связи, Борис, у меня первый вопрос. Все-таки, кто оплатит то, что, я так понимаю, отберут у вас – эти 9-10%?

КИМ: Ну, на самом деле все будет зависеть от того, каким образом будет происходить реструктуризация этого рынка. Если посмотреть на структуру доходов и расходов агентов, владельцев терминалов, то на самом деле львиную часть этих расходов составляют расходы на аренду. Рост арендной платы за последние несколько лет был еще одним фактором, также способствующим росту конечной комиссии для абонентов.

ПОТАПЕНКО: Не только наше родное государство? Ну, не впрямую, скажем так?

КИМ: Не только, не только. Безусловно, и контрольно-кассовая техника здесь сыграла свою роль, как вы правильно сказали, и снижение комиссии от операторов сотовой связи сыграло свою роль. Но вот третий фактор – это арендная плата. Так вот, расходы на аренду зачастую доходят до 5% от оборота. И вот та средняя комиссия, которую сейчас аналитики называли – 9-10%, по нашим данным, средняя комиссия в сети "QIWI" – это 8,5%, вот из нее на самом деле 5% – это расходы на аренду, которая...

ПОТАПЕНКО: Практически львиная доля, правильно я себе понимаю?

КИМ: Практически львиная доля. Особенно, безусловно, отличаются в этом смысле аэропорты, вокзалы, там, где очень проходные места. И часто мы от абонентов слышим жалобы, что там комиссия доходит до 20%. Ну, это просто связано с тем, что по-другому их экономика не выдержит.

ПОТАПЕНКО: Ну, это точно так же, насколько я себе понимаю, когда мы покупаем в наших российских аэропортах чашечку кофе, то, в общем, мы не можем винить оператора какой-нибудь сети, что чашечка кофе может стоить существенно дороже, чем в аэропорту Франкфурта.

КИМ: Совершенно верно. Так вот, возвращаясь к вопросу о том, кто может пострадать от этого. Если будет введена, скажем, не нулевая комиссия, а будет введено некоторое регулирование, верхняя комиссия, то, скорее всего, это просто приведет к снижению стоимости арендной платы. Потому что владельцы терминалов...

ПОТАПЕНКО: Вы думаете?

КИМ: Ну, смотрите. Владельцы терминалов придут к арендодателям и скажут: "Вот вся экономика у нас такая, выше 5% или выше 3% (как там получится) мы платить не можем. Мы готовы вам отдавать по-прежнему половину своего дохода, но доход весь сократился. Соответственно, у вас выбор как у арендодателя: либо мы оставляем здесь терминал самообслуживания, люди, которые проходят мимо, они будут знать – здесь стоит терминал, можно оплатить сотовую связь, возможно, что-то и у вас купят (это классический случай кросс-продаж), либо мы уходим и у конкурента ставим такой терминал". Думаю, что большая часть арендодателей все-таки смирится с уменьшением их доходов, просто потому, что на самом деле их издержки на вот эти полметра квадратных площади, они близки к нулю, предельные издержки уж точно.

ПОТАПЕНКО: Вы знаете, Борис, честно скажу, что я как ретейлер могу сказать, я думаю, вы заблуждаетесь, причем так жестоко. Вот я просто знаю... Ну, поскольку мы встаем в торговых комплексах зачастую, в том числе как общепит, я знаю, что они сделают. Они скажут: "Да и скатертью дорога". Они пойдут в банки и на ваше место, как говорится, свято место пусто не бывает, поставят... Продадут вернее. Платежные терминалы, вернее, извините, банкоматы.

КИМ: Ну, банкоматы уже и сейчас стоят.

ПОТАПЕНКО: И поставят еще один, ничего страшного.

КИМ: Да нет, на самом деле нет никаких проблем. Принимать платежи...

ПОТАПЕНКО: Просто вот к арендной плате...

КИМ: Нет, на самом деле сейчас, в том-то и проблема, что сейчас для банкомата арендная плата в разы меньше, чем для терминала самообслуживания.

ПОТАПЕНКО: Вы пока да, вы такой хаотичный оператор, потому что у вас... Даже вернее так. Расскажите все-таки схему, каким образом работает "QIWI". Насколько мы говорили за эфиром, есть агенты, по сути дела, у вас нет...

КИМ: "QIWI", конечно, не владеет своими терминалами. Ближайший аналог "QIWI" – это франчайзинговая сеть. Потому что у "QIWI" есть единый бренд, единая служба поддержки, единый интерфейс всех терминалов, на какие-то услуги есть единые даже условия для клиентов, но не для сотовой связи. Это франчайзинговая сеть. Любой человек, агент, это может быть юридическое лицо, может быть предприниматель, может придти в "QIWI", сказать, что он хочет заниматься этим бизнесом...

 ПОТАПЕНКО: Какой паушальный взнос, какое роялти, сколько стоит аппарат? 

КИМ: Он должен заключить договор с нами на прием платежей. Сами мы не занимаемся продажей и реализацией терминалов самообслуживания, есть специализированные компании, которые этим занимаются.

ПОТАПЕНКО: Ну, порядок просто вы же все равно знаете.

КИМ: Безусловно, я знаю порядок. Он варьируется от 50 до 125 тысяч рублей, это зависит от его комплектации. Бывают антивандальные, уличные терминалы, они, конечно, стоят дороже. Самый простой терминал будет стоить 50 тысяч рублей. Вот он должен купить либо взять в лизинг, такие тоже возможности есть, и заключить с нами договор. Договор приема платежей с помощью... Заключив этот договор, он уже может, чаще всего, положив нам депозит, потому что мы работаем с большинством агентов на предоплате, это нужно, чтобы обеспечить вот эту самую моментальность платежей, когда человек только положил деньги, а уже через несколько минут его счет пополнен. Деньги так быстро бегать не могут, естественно.

ПОТАПЕНКО: А какова сумма депозита, как правило?

КИМ: Это зависит от самого агента, но, как правило, это одно-двух-трехдневный оборот. Некоторые агенты работают с нами, которые давно с нами работают, они работают на кредитах.

Как мы уже сказали, 8,5%, по нашим данным, средний процент, который по сотовой связи берется. Естественно, по ЖКХ, по кредитам он гораздо меньше, потому что там сумма больше. И платежная система также платит определенный процент вознаграждения, она делится с агентами той частью вознаграждения, которое выплачивает ему оператор сотовой связи. Но, к сожалению, из трех операторов сотовой связи только один сейчас остался, который это вознаграждение выплачивает, другие практически свели его к нулю. Точнее...

ПОТАПЕНКО: Неужели это "Мегафон"?

КИМ: ...0,1%. Да, это действительно "Мегафон". Два других оператора, к сожалению, летом практически свели это вознаграждение к нулю. Поэтому вот таким образом экономика агентам устроена...

ПОТАПЕНКО: Правильно ли я понимаю, что они, эти сотовые операторы, которых мы, опять-таки, напомню, приглашали в студию, они здесь не появились, они рассчитывают сами принимать эти платежи? Или вы для них незначимый провайдер этих платежей? Сколько у вас сейчас на сегодняшний день...

КИМ: Да нет, если взять один "QIWI", то его доля в платежах составляет более 30%. Но это одна компания. Есть...

ПОТАПЕНКО: А почему же они вам не платят? Я тогда не очень понимаю.

КИМ: Здесь другая история. Сам рынок сотовой связи, он переживает сейчас не только в России, но и в мире нелегкие времена. Потому что период быстрого роста прошел, и сейчас не совсем понятно, каким образом, собственно, обеспечить дальнейший рост. Потому что ведь инвесторам, акционерам, им не нужна просто дойная корова, им нужна компания, которая обеспечивает постоянный рост. Монетизация Интернет-трафика, мобильного Интернет-трафика – это еще вопрос такой... Ну, нигде в мире его еще не удалось решить хорошо. А вот традиционный сегмент – голосовой трафик – ресурс его роста исчерпан. Усиливается конкуренция между операторами...

ПОТАПЕНКО: Это, соответственно, теоретически должно привести к падению тарифов.

КИМ: Да. Но, в принципе, у нас тарифы, как стоимость минуты разговора, они, во-первых, у нас и ниже, чем во многих развитых странах. Ну и, во-вторых, растут, я бы не сказал, что быстро. Но, отвечая на ваш вопрос о том, почему снижают комиссии. Ну, потому что...

ПОТАПЕНКО: Фактически забрали у вас их.

КИМ: ...Маркетинговые бюджеты растут на привлечение новых клиентов, а это в основном бюджеты, которые они платят агентам за продажу SIM-карт, за продажу контрактов. Это приводит к снижению рентабельности. Если год назад рентабельность сотовых операторов была под 50%, сейчас она уже 40%. За счет чего эту рентабельность если не поднять, то хотя бы удержать?

Ну, вот совсем очевидный способ – вместо 1,5% агентам по приемам платежей платить 0,1%. И сразу 1,4% записали себе в доход.

ПОТАПЕНКО: Но это же, я так понимаю, конечная, в общем-то, точка, ведущая в никуда. Количество SIM-карт, которые можно продать, оно конечно.

КИМ: В каком-то смысле здесь идет...

ПОТАПЕНКО: Я прав или я ошибаюсь?

КИМ: Это правда, конечно. Потому что у нас ведь номинальное проникновение сотовой связи в России, оно уже довольно давно больше 100%. У многих людей есть несколько SIM-карт. Ну, это правда, сейчас есть SIM-карты в телефоне, в "iPad", в компьютере...

ПОТАПЕНКО: Ну, я понимаю, да. У меня у самого их штук шесть.

КИМ: Не все одинаково активно используются, но, тем не менее, их несколько. Но этот процесс нельзя продолжать бесконечно. У нас население конечно, рост населения не такой уж и большой. Естественные драйверы роста, они в значительной степени исчерпаны. Более того, идет определенная каннибализация голосового трафика в GPRS-трафик, в мобильный Интернет, который не так легко операторам монетизировать, как я уже сказал.

Вот все эти обстоятельства, они подталкивают операторов к экономии буквально на всем. Ну, вот один из объектов таких статей такой экономии – это экономия на комиссии агентов по приему платежей.

ПОТАПЕНКО: Во всяком случае, вы теперь нашим уважаемым радиослушателям подробно объяснили, почему, радиослушатели, вы видите практически в каждом российском городе большое количество стоящих стоек с мальчиками, девочками и разными людьми, которые продают, продают, продают именно SIM-карты. И везде написано: "Подключение к..." – и далее: к нашим любимым трем операторам. Именно поэтому. Борис, соответственно, вопросы по агентам. Вопросы по платежным терминалам – нравится вам это, не нравится, какие проблемы у вас возникают и, собственно говоря, какие комиссии вы за это платите?

Вот по поводу как раз комиссии вопрос: "Борис, создается впечатление, что вы перестали дорожить своими агентами, которые, собственно говоря, и зарабатывают для вас деньги. Хорошая идея, но акция с "Мегафоном", извините, расценена терминальным сообществом как грабеж. Ответьте, пожалуйста, вы и "QIWI" в дальнейшем собираетесь поступать с нами так же?" Я так понимаю, что это как раз комиссии, вопрос по снижению. Но это, по сути дела, это не вы снизили, это снизили наши любимые операторы.

КИМ: Нет, здесь, я думаю, агент говорит вот о чем. Он говорит о той акции с "Мегафоном", которую "QIWI", действительно, некоторое время назад проводили. Суть акции была следующая. Ноль комиссии с клиента и некоторая увеличенная комиссия с оператора сотовой связи, ну, в данном случае с "Мегафона". Конечно, нашим абонентам, абонентам "Мегафона" эта акция очень понравилась.

Но другой вопрос, что, действительно, в этом смысле агент прав, что для агента экономика сильно не улучшилась, потому что, к сожалению, вот та комиссия, которую оператор сотовой связи платил снизу, повышенное вот это вознаграждение, оно оказалось недостаточным для того, чтобы покрыть существующие издержки. А с чем это было связно? С тем было связано, что это была акция одного оператора сотовой связи с одним, пусть и крупным, агентом по приему платежей – "QIWI". Для того чтобы изменить экономику всей этой цепочки, для того чтобы добиться, скажем, от арендодателей снижения арендной ставки, нужно чтобы это была не акция одного оператора с одним агентом, а чтобы это была акция или даже не акция, а изменение условий работы всех трех операторов со всеми платежными системами.

Тогда можно добиться изменений условий для всего рынка и для всех клиентов.

ПОТАПЕНКО: Еще раз добрый вечер, уважаемые радиослушатели. Вы можете задать любой вопрос Борису Киму, сегодняшнему моему собеседнику, председателю совета директоров компании "QIWI". Мы обсуждаем, что будет с терминалами, как это выгодно, невыгодно и так далее.

Я хотел бы сделать маленькую ремарку. Мы не закончили, Борис, вопрос про рентабельность. И, уважаемые радиослушатели, когда вы задаете вопрос по поводу европейской рентабельности, российской рентабельности, не забывайте ключевое – в Европе я получаю кредит на срок 30 лет. В России я получаю от государственного банка (ну или от коммерческого, который лежит под государственными) кредит на три года и, соответственно, под другие проценты. Поэтому, когда вы задаете вопрос: "А почему же у нас такая рентабельность – 10%, 12%?", – то помните базовое: если родное государство хочет получить обратно почему-то ваши деньги, которые вы отдали им в виде налогов, через три года, то любой предприниматель, не важно, чем он занимается – трусами, носками, сотовой связью, велосипедами – вынужден, я подчеркну это слово, вынужден возвращать этому же родному государству ваши же родные деньги. Естественно, грубо говоря, не за 36 месяцев, а за 33.

Насколько... Соответственно, у меня вопрос, Борис: насколько сейчас упала рентабельность за последние десять лет?

КИМ: Ну, самому рынку моментальных платежей через терминалы не так много...

ПОТАПЕНКО: Ну, безусловно, не десять лет.

КИМ: ...Не так много времени, не так много лет. Всего, может быть, пять-шесть лет. Но рентабельность действительно упала.

ПОТАПЕНКО: Сколько было, сколько стало?

КИМ: Ну, смотрите, сейчас средний оборот на терминал – порядка 200 тысяч рублей.

ПОТАПЕНКО: В месяц, в год, в час?

КИМ: В месяц 200 тысяч. Скажем, на заре этого бизнеса оборот был выше, хотя сам рынок был меньше, но оборот был примерно в два раза выше из-за того, что терминалов было меньше и альтернативных способов оплаты было меньше.

Как мы сейчас уже говорили, средняя комиссия, которую с клиента берет владелец терминала – 8,5%. 4,5% из них он отдает в качестве платы за аренду. Остается у него 4%. Но это так называемая грязная доходность. Надо отсюда...

ПОТАПЕНКО: Из этого надо еще вычесть много-много чего.

КИМ: Вычесть зарплату, вычесть расходы на инкассацию, вычесть расходы на техническое обслуживание той же самой контрольно-кассовой техники, которая немало стоит. И выяснится, что на самом деле за последние буквально два года рентабельность этого бизнеса упала в два с лишним раза.

ПОТАПЕНКО: Понятно, о’кей. Руслан, вы в эфире, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, меня Руслан зовут. Вопрос заключается в том, что я просто знаю, что компания "QIWI" хочет интегрироваться в ближнее зарубежье, а именно – в страны Прибалтики. На каких условиях, есть ли уже договоренности с операторами стран Прибалтики? Потому что я так понимаю, наших игроков там нет, насколько я знаю.

ПОТАПЕНКО: Спасибо, Руслан.

КИМ: Ну, более-менее определенные планы у нас есть в отношении Латвии. И там сейчас идет уже технический запуск сети. Если какой-то конкретный вопрос, то лучше... Наверное, это всем слушателям не очень интересно. Лучше, наверное, его адресовать мне...

ПОТАПЕНКО: Ну, почему? У нас достаточное количество предпринимателей, которые хотят. Я так понимаю, что вопрос был задан с подходом, что, может быть, человеку обратиться к вам.

КИМ: Нет, обратитесь, конечно, если вы представляете агента. С операторами связи в балтийских странах у нас, в общем, все нормально, этот вопрос решен. Потому что на самом деле, когда мы принимаем решение о выходе в ту или иную страну, мы, прежде всего, смотрим с точки зрения наличия там контрактов с оператором сотовой связи, потому что для нас это рынок, с которого мы начинаем работу. Вот мы пять-шесть лет назад начали именно с сотового рынка, сейчас он у нас все еще остается основой нашего бизнеса, но все-таки уже в этом году всего 65%, а не 100%, как шесть лет назад у нас, оплата сотовой связи. Так что...

ПОТАПЕНКО: А сейчас что, собственно говоря?

КИМ: Кроме сотовой связи...

ПОТАПЕНКО: Коммуналка?

КИМ: Главным образом, на втором месте финансовые услуги, погашение кредитов и денежные переводы. Дальше идет коммуналка. Не очень простой вопрос в нашей стране, потому что очень сильно фрагментирован рынок организаций, которые оказывают эти услуги, соответственно, очень сложно со всеми ними заключить договор. Но, тем не менее, растет, особенно в крупных городах.

И стали расти быстро достаточно платежи в пользу государства, это штрафы, прежде всего ГИБДД, это различные пошлины, которые мы платим за справки в Росреестр, например.

ПОТАПЕНКО: Так вот кому, в общем-то, благодарны должны быть... Может быть, это вы камеры устанавливаете?

КИМ: Нет-нет. Но мы облегчаем, конечно...

ПОТАПЕНКО: Главное, чтобы вы их не спонсировали!

КИМ: Нет, ни в коем случае. Но процедуру оплаты штрафа мы, конечно, серьезно облегчаем.

ПОТАПЕНКО: Добро, добро. Да, Вера, добрый вечер, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. У меня, Борис, такой вопрос. Я владелица Интернет-магазина, и мне было очень удобно оплачивать через "QIWI" "Яндекс.Директ". Осветите, пожалуйста, ситуации, что там с "Яндекс.Директ" случилось. Мы, конечно, вышли из положения с помощью карты электронной, виртуальной, но вот в "Яндексе" мне сказали, что это инициатива "QIWI".

ПОТАПЕНКО: Вера, не отключайтесь. Скажите, мне, а вот вы вышли с виртуальной картой. Насколько я понимаю, сколько срок действия этой карты? Она же временно достаточно, там, по-моему, три месяца, если мне не изменяет память, или как?

СЛУШАТЕЛЬ: Год, вроде бы.

КИМ: Да, да, да. Речь сейчас идет о так называемой "QIWI Visa" карте, которая на год. "QIWI Visa Virtual" карта, она, действительно, трехмесячная.

ПОТАПЕНКО: Да. Слушайте, Вера, да.

КИМ: Ну, это не совсем так, что это наша инициатива. Вот в чем дело. У нас был договор с компанией "Яндекс" на оплату услуг "Яндекс.Директ". Компания "Яндекс" в какой-то момент сказала, что она не хочет работать с нами напрямую и предложила заключить договор через "Яндекс.Деньги". Но дело в том, что мы еще в марте приняли решение о том, что мы не работаем с "Яндекс.Деньгами", потому что никакой дополнительной стоимости для наших клиентов "Яндекс.Деньги" не создают.

Таким образом, мы просто рассматриваем вот это предложение как попытку вернуть "Яндекс.Деньги" в терминалы "QIWI". Ну, это не очень, на мой взгляд, продуктивный способ давления на нас, поэтому мы приняли решение – ну, если уж не интересны им терминалы "QIWI" и ""QIWI-кошелек" для оплаты услуг "Яндекс.Директ", ну, значит, так тому и быть.

ПОТАПЕНКО: Понял. Да, Владимир, добрый вечер, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

ПОТАПЕНКО: Слушаем вас. Ваш вопрос?

СЛУШАТЕЛЬ: У меня такой вопрос: как потребитель защищен, когда он платит через ваш терминал, от сбоев? Поясню. Примерно месяц назад я захотел оплатить Интернет-услуги через терминал "QIWI". Все шло нормально, я вставил в него 500 рублей, вставил еще 100. Он их съел и начал перезагружаться.

КИМ: И что дальше?

СЛУШАТЕЛЬ: И дальше – все. Ну, как бы "Windows"... Он перезагрузился, все стало нормально, но платеж произведен не был. Я позвонил девушке, она меня долго динамила, хотела послать, но я с ней очень строго разговаривал. Дала адрес в Интернете электронной почты описать ситуацию. Я домой приехал, все сделал, но адрес, наверное, неправильно записал, но я еще на сайте вашем посмотрел адрес. Ни ответа, ни привета, денег нет. Ну, прибыль уже не 8%, а 100%.

ПОТАПЕНКО: Да, да, да. В данном случае, да.

КИМ: Вы знаете, тот случай, который вы описали, это самый тяжелый случай, потому что...

СЛУШАТЕЛЬ: У вас камерами оборудованы...

КИМ: Нет, нет, нет, камерами, конечно, не оборудованы. Самый тяжелый случай в том смысле, что...

ПОТАПЕНКО: Спасибо, Владимир.

КИМ: ...В данном случае нужно... Нет доказательств того... Я-то вам, конечно, верю, но нет доказательств перед агентом, что вы действительно эти деньги внесли. Потому что в этот момент сбойнул, видимо, сам компьютер, и он не успел передать данные о том, что вы эти деньги внесли в оплату услуг.

ПОТАПЕНКО: А не имеет в таком случае смысл поставить видеокамеры, как ставят на банкоматы?

КИМ: Это очень дорогая история. Тогда, боюсь, у нас комиссия еще вырастет, и потребители будут справедливо негодовать по этому вопросу.

ПОТАПЕНКО: Каков процент... Хорошо, давайте так. Потребитель вправе возмущаться на эту тему, потому что реально он потерял 100, 500, 1000 рублей. На какой процент, на ваш взгляд...

КИМ: Нет, это очень редкая история. Это существенно меньше 0,1%, когда действительно у нас такого рода сбои происходят, когда нет доказательств прямых, что эти деньги заложены. Что дальше делать? Надо инкассировать, но поскольку у нас агенты инкассируют...

ПОТАПЕНКО: А, а агент имеет возможность как бы зажать эти денежки.

КИМ: Агент, да, он... Мы в этой ситуации должны полностью доверять агенту. У нас, безусловно, подавляющее большинство, я бы сказал все агенты честные предприниматели, но это сложная процедура. Но помочь можно.

ПОТАПЕНКО: Да, Максим, добрый вечер, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. У меня такой вопрос. Сейчас растет как бы общая банковская грамотность населения, и можно оплачивать те же самые коммунальные услуги и услуги за связь через онлайн-банкинг, где большинство, и всем известные государственные банки, они берут 0%.

В связи с этим у меня два вопроса. Не считает ли ваш собеседник, что, скорее всего, его бизнес прекратит существование? В Европе же нет таких автоматов. Первое. И второй вопрос. Почему эти банки известные крупнейшие, они берут 0%. Вот, собственно, два вопроса.

ПОТАПЕНКО: Спасибо, Максим.

КИМ: Да тут очень просто. Начну со второго вопроса. Почему эти банки берут 0%? Потому что им деньги ваши попадают бесплатно совершенно. Это зарплатные так называемые проекты, когда ваше предприятие платежкой одной перечисляет эти деньги. Им деньги эти бесплатно, у них нет никаких расходов, о которых мы с вами говорили. Деньги пришли – деньги ушли. И они этот 1%, который они получают, или 1,5%...

ПОТАПЕНКО: Ну, на самом деле они, поскольку все-таки деньги прокручивают, более того, они даже на этом зарабатывают.

КИМ: Они зарабатывают, это уже другой вопрос. Они зарабатывают просто на управлении вот этой ликвидностью своей. А когда речь идет о наличных платежах, то ситуация совсем другая. Речь идет о том, что этот терминал надо поставить, как мы уже говорили, заплатить арендную плату, проинкассировать, осуществить его техническое обслуживание, установить контрольно-кассовую технику. Поэтому расходы существенно больше, чем у тех государственных банках, о которых вы говорите, и этим объясняется разница.

А дальше, безусловно, вы должны взвешивать удобство наличных и безналичных платежей. Я с вами согласен, что мы будем двигаться в направлении увеличения доли безналичных платежей, потому что это действительно более экономно, но реальность пока такова, что только 5% у нас оплат в розничном секторе осуществляется...

ПОТАПЕНКО: Я бы сказал, что еще меньше – 3%.

КИМ: Ну, там по-разному. Банковскими картами. Остальное осуществляется наличными. И поскольку это население находит удобным, мы считаем, что наш долг дать вот такую возможность такой оплаты, которая им представляется удобной. Ну а вопрос цены – это вопрос издержек, которые совсем в этом бизнесе другие.

ПОТАПЕНКО: Понятно. Вот как раз вопрос, собственно говоря, у меня был про ККМ или электронная контрольная лента защищенная. И у нас вопрос с сайта.

"Вопрос об ЭКЛЗ. Ведется ли какая-нибудь реальная работа по отмене или по удешевлению этого устройства? Согласитесь, чип стоимостью 175 рублей, на базе которого и сделана ЭКЛЗ, не может в конечном итоге стоить 6,5 тысяч рублей". Ну, насколько я помню, более того, там же раз в год это все надо менять у вас.

КИМ: Да. Это не у нас...

ПОТАПЕНКО: Да, это не у вас, это у государства как обычно, да.

КИМ: Да. Причем не у государства, а у совершенно конкретных компаний.

ПОТАПЕНКО: Ну, они, в общем-то, и есть государственные, да.

КИМ: Ну да. Я абсолютно согласен, что ситуация с ЭКЛЗ, она вопиющая абсолютно. И очень многие... Не только предприниматели против, есть целое большое обсуждение внутриведомственное, в частности Минэкономразвития неоднократно выступало за отмену или снижение стоимости вместе с Федеральной антимонопольной службой этой самой ЭКЛЗ. Я думаю, что...

ПОТАПЕНКО: Ну, кто же ее отменит-то?

КИМ: Ну, понятно, что лоббистские возможности тех людей, которые эту ЭКЛЗ производят, они весьма и весьма велики.

ПОТАПЕНКО: Я думаю, наоборот, честно говоря. У меня есть подозрение, что все наоборот. Потому что, как я знаю, логика у наших властителей диаметрально противоположная. Они сначала создают закон, а потом своим друзьям, знакомым и близким позволяют сделать некое предприятие. Насколько я помню про ЭКЛЗ...

КИМ: На самом деле, если уж говорить об ЭКЛЗ, собственно говоря, законом о контрольно-кассовой технике, тем самым 54-м Федеральным законом никакое ЭКЛЗ не предусмотрено, это все уже подзаконные акты к этому закону.

ПОТАПЕНКО: Как обычные инструкции.

КИМ: Да, это инструкции, которые, конечно, гораздо проще... Ну, я думаю, что ситуация не безнадежная, потому что это обсуждение внутри государственных органов, оно продолжается, и наша позиция, безусловно, в вашу пользу, в вашу поддержку. Но мы тоже не все...

ПОТАПЕНКО: Понятно. Кто же его посадит, он же памятник. Павел, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Вопрос к вашему собеседнику такой. Я использую "QIWI-кошелек", но я использую его для платежей таким образом, что пополняю свой личный счет, а потом с него оплачиваю различные услуги – Интернет, телефон и прочее. В таком случае снимается без комиссии, если я правильно понимаю. Каким образом это обеспечивают?

ПОТАПЕНКО: Спасибо.

КИМ: Значит, речь идет о том, что "QIWI-кошелек" можно в агентской сети "QIWI" пополнить без комиссии. Вот раньше это было 500 рублей, начиная с 500 рублей, а сейчас любая сумма. Ну, чудес нет, просто "QIWI-кошелек" платит 1% агентам за пополнение "QIWI-кошелька". В этой ситуации, конечно, агенты наши зарабатывают меньше, чем они зарабатывают, если бы вы напрямую платили, но это определенный маркетинговый ход. Для чего?

Во-первых, для того чтобы дать возможность вот таким людям, которые готовы просчитать свою экономику на один шаг вперед, заплатить без комиссии. Есть способ во всех терминалах "QIWI" заплатить за любые услуги без комиссии – это просто надо воспользоваться "QIWI-кошельком". Понятно, что это двухшаговая операция, она не всем удобна, не все ей пользуются. Но кто хочет, тот это сделать может.

Второе соображение заключается в том, что, действительно, в последнее время достаточно много появилось бескомиссионных способов оплаты. Если человек 100 рублей платит за сотовую связь, то он, скорее всего, согласится с этой комиссией, даже 8%. Но если он платит 500 рублей, как бывает, или тысячу рублей, то это уже чувствительно для кармана, он подумает. Поэтому "QIWI-кошелек" это некий встроенный механизм в систему "QIWI", который позволяет этих клиентов окончательно не потерять, чтобы они хотя бы сколько-то дали заработать нашему агенту, а не просто ушли в банк или федеральный салон сотовой связи и там заплатили без комиссии. Тогда бы наши агенты просто потеряли этот платеж и этого клиента.

ПОТАПЕНКО: На часах 20 часов 48 минут. Мы продолжаем тему "Платить через терминалы станет выгодней. Кто "попадет" на деньги?" У меня в гостях Борис Ким, председатель совета директоров компании "QIWI". Борис, вот Интернет-банкинг, мы обсудили, является он врагом, не является врагом, снизятся, увеличатся платежи. Скажите, Роспотребнадзор вмешивается в эти вопросы?

КИМ: Ну, пока мы видим достаточно взвешенную позицию Роспотребнадзора, потому что...

ПОТАПЕНКО: Не знаю, не знаю. Вот сегодня Роспотребнадзор сказал, что надо запретить въезд из Таджикистана людей по причине того, что они очень часто болеют всяческими заболеваниями.

КИМ: Знаете, я не могу комментировать вот это...

ПОТАПЕНКО: Я когда слышу вот это... У нас то грузинские вина не завозятся, а теперь у нас из Таджикистана люди не могут приезжать по причине того, что они часто болеют. И это как раз после последних событий.

КИМ: Ну, возможно, но я это не могу комментировать.

ПОТАПЕНКО: Я надеюсь, что у вас это не так.

КИМ: Что я могу комментировать – я могу комментировать регулирование каких-то финансовых услуг. На мой взгляд, сейчас у Роспотребнадзора достаточно взвешенная позиция, потому что есть понимание, что интерес потребителя на самом деле заключается в том, чтобы иметь возможность заплатить, скажем, за услуги сотовой связи там, где это удобно, когда это удобно, пусть даже заплатив какую-то комиссию.

Но у потребителя должен быть выбор. Если он быстро хочет оплатить, он готов заплатить эту комиссию, он должен иметь возможность ее оплатить. Иначе мы вернемся к ситуации, когда комиссии нет, все вроде очень экономно, но только надо отстоять огромную очередь для того, чтобы пополнить свой сотовый телефон.

ПОТАПЕНКО: Скажите, вот "QIWI", насколько я знаю, второй оператор по размеру среднего чека.

КИМ: После кого?

ПОТАПЕНКО: Ну, вот есть утверждение, что после Интернет-банкинга. По среднему чеку я имею в виду.

КИМ: Ну, нет, я думаю, что Интернет-банкинг вообще сложно сравнивать с "QIWI". У "QIWI" средний чек на самом деле, он чуть-чуть сейчас выходит за...

ПОТАПЕНКО: Говорят, что 132 рубля.

КИМ: Да. Он чуть-чуть выходит сейчас за 130 рублей.

ПОТАПЕНКО: Ну, понятно. Значит, мои сведения все-таки правильные.

КИМ: Это правда. Я думаю, что в Интернет-банкинге нет специальной статистики, думаю, что там средний чек гораздо выше. Просто потому, что люди платят там за другого сорта услуги. А "QIWI" все-таки по-прежнему, как я уже сказал, 65% в этом году будет – это сотовая связь. А сотовая связь, средний чек по сотовой связи – это 100 рублей и ниже в регионах, средний платеж. Правда, платят несколько раз, примерно, два с половиной раза один и тот же клиент в наших терминалах платит в месяц.

ПОТАПЕНКО: Добро. Рустам, добрый вечер, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер, ребята. У меня к Борису такой вопрос. Борис, можете ли вы озвучить какой-то нижний предел и верхний предел комиссии, и есть ли какие-то, может быть, внутри вашей компании регламенты, которые регулируют, скажем так, ваших агентов, размер комиссии минимальный, максимальный?

ПОТАПЕНКО: Спасибо.

КИМ: Нижняя комиссия – ноль. И на самом деле вы будете удивлены, но 40% платежей в терминалах "QIWI", вот если взять сумму, проходят без комиссии.

ПОТАПЕНКО: Ну, там комиссия не взимается свыше, по-моему, 500 рублей.

КИМ: По-разному бывает, это уже зависит...

ПОТАПЕНКО: Это зависит от чего, от агента, от места?

КИМ: От агента, это агент устанавливает. Если мы говорим о сотовой связи, то там вся инициатива отдана в руки агента, у нас нет никаких оснований регулировать эту комиссию, потому что... Скажем, мы регулируем комиссию в банковских услугах по двум причинам. Потому что, во-первых, люди не будут платить высокую комиссию при среднем чеке 5 тысяч рублей, во-вторых, у нас специальные договоры с банками заключены, которые эту комиссию регулируют.

В случае сотовых операторов такого специального условия нет, поэтому агенты сами вольны устанавливать любую комиссию, и тут уж фантазия их... Бывает, это зависит от купюрности, например.

ПОТАПЕНКО: Зашкаливает?

КИМ: Ну, не зашкаливает. Мы пытаемся просто предоставить нашим агентам максимально возможные гибкие механизмы ценообразования. Это может зависеть от времени дня, например, это может зависеть от купюрности и, естественно, это может зависеть от суммы. Поэтому, как я уже сказал, ноль – это нижний предел, и на самом деле 40% платежей в нашей сети происходит без комиссии. Верхний предел... Ну, я лично видел на вокзале, на Московском вокзале в Петербурге я видел комиссию 20%. Регламента здесь никакого нет, но мы с агентами проводим разъяснительную работу, что очень высокие комиссии отпугивают абонентов, вызывают раздражение, и вызывают на самом деле, что наиболее опасно, отток абонентов.

Один раз абонент, увидев вот эту высокую комиссию, заплатит через Интернет-банк, поймет, что это на самом деле просто, легко, безопасно и удобно, и больше никогда не вернется к терминалу самообслуживания. Или уйдет в какой-нибудь салон сотовой связи. Поэтому не так много у нас шансов для того, чтобы удержать клиента у терминалов, и каждым из этих шансов нужно воспользоваться.

ПОТАПЕНКО: Да. Добрый вечер, Виталий, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый вечер. Знаете, вопрос по поводу "QIWI-кошелька" как раз. Просто из-за этой комиссии я начал им пользоваться, и очень интересные случаи возникают, когда с помощью не знаю чего, наверное, каких-то программных или аппаратных средств платежные агенты имеют возможность отключать его. Приходится обежать два-три, а то и пять терминалов, где он работает. Вот как-то можно это прояснить?

ПОТАПЕНКО: Добро, Виталий, спасибо.

КИМ: Да, хороший вопрос. Действительно, агентам не всегда нравится присутствие "QIWI-кошелька". Ну, потому что, действительно...

ПОТАПЕНКО: Борис, извините, перебью. Я понял, что предыдущий спич был: "Товарищи агенты, работающие в "QIWI", не будьте жадинами".

КИМ: Это правда. Я объясняю логику наших агентов, которые пользуются действительно какими-то хакерскими приемами для того, чтобы отключить "QIWI-кошелек", хотя это сделать непросто. Вот так просто любой агент это сделать не может. Но, действительно, такие случаи бывают. Мы с этими случаями боремся, и я вас прошу, опять же, обо всех этих случаях... Мы будем с каждым таким случаем разбираться, и агента увещевать. Мы не будем его наказывать, мы будем ему разъяснять.

ПОТАПЕНКО: Вести разъяснительную работу. Добро. Александр, добрый вечер, вы в эфире.

СЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Тоже вот хотелось бы сообщить об очень неприятной истории, после чего я перестал пользоваться "QIWI-кошельком". Оплачивал IP-телефонию и случайно ввел не тот номер договора. Где-то уже три месяца пытаюсь добиться от "QIWI", может быть, четыре... Ну, я, правда, последний месяц не так активно, но до этого регулярно звонил, общался. Мне никто так на e-mail не ответил, который я написал в этот же день.

КИМ: А вы платили через "QIWI-кошелек"?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, я платил просто через терминал "QIWI".

КИМ: А, понятно. Потому что в "QIWI-кошельке" такие ошибки вряд ли возможны. Если вы платите на несуществующий ID, то вам деньги просто возвращаются. В терминале "QIWI" такого...

СЛУШАТЕЛЬ: Вот у меня примерно такая ситуация возникла. Такого ID не существует, я узнавал у IP-оператора. И, по большому счету, эти деньги где-то повисли, непонятно где.

КИМ: Да, это сложная история, потому что с оператором надо выяснять. Но вы пишите мне, попробуем разобраться.

ПОТАПЕНКО: Ну, я, Александр, могу сказать, я думаю, вы продолжаете слушать наш эфир, у меня тут на днях, я тут переоформлял оружие, и заплатил 40 рублей, как обычно в "Сбербанке"... Что мне понравилось, чтобы заплатить 10 рублей, в "Сбербанке" нужно заплатить 30 рублей. Вот такая прелесть, знаете. Я заплатил не по тем реквизитам. Мне пришла бумага вежливая очень от "Сбербанка", что "вы знаете, этих реквизитов не существует. Но для того чтобы получить эти деньги обратно, вы должны найти старую платежку, помимо старой платежки, вы должны придти с заявлением, и принести новые реквизиты, куда бы вы хотели перевести эти данные".

Я, когда пришел, поговорил с милыми барышнями в "Сбербанке", они говорят: "Да, надо все эти документы, у нас такой документооборот". Я сказал: "Знаете что, а можно куда-нибудь вот отписать?" Говорят: "Вы постарайтесь найти, а то у нас потом повиснет, и мы еще мучиться будем с этим". Так что у вас, Александр, еще не худшие времена и не худшая ситуация. Вы можете, собственно говоря, написать Борису, и я понимаю, что компания "QIWI" с этим разберется.

Собственно говоря, у нас эфир уже подходит к концу. Итак, вопрос был: кто "попадет" на деньги? Кто заплатит те комиссии, в конечном итоге, которые снимут от вас? Понятно, что это будет потребитель...

КИМ: Ну, не обязательно. Возможно, что арендодатели снизят.

ПОТАПЕНКО: И все-таки вы верите в арендодателей.

КИМ: Я верю в лучшее, я всегда верю в лучшее. Потому что справедливо было бы, чтобы арендодатели снизили арендную плату, они могут это сделать, и в этой ситуации никто не пострадает.

ПОТАПЕНКО: Итак, уважаемые радиослушатели, я действительно очень тяжело вздыхаю. Сегодняшняя тема была "Платить через терминалы станет выгодней. Кто "попадет" на деньги?" У меня в гостях был Борис Ким, председатель совета директоров компании "QIWI". Спасибо, Борис. Потому что Борис, в общем-то, у меня оптимист, и он верит, что арендодатели снизят свои арендные платежи, и поэтому терминалы "QIWI" будут стоять повсеместно.

Ну, честно говоря, практика моего ведения бизнеса, долго уже, 20 лет, подсказывает, что произойдет несколько иначе. Что сотовые операторы переложат все комиссии на них, собственно, и, соответственно, это приведет к повышению тарифов, либо разорвут они, сотовые операторы, соглашение с платежными системами (во что я верю) и могут начать создавать альтернативные продажи своих услуг. К чему придем мы – покажет время.

 

Отправьте нам заявку





Нажмите на изображение, чтобы его изменить


Доставка Qiwi Visa Plastic