plus minus gleich

Борис Ким: Qiwi для меня – очень интересная работа

QIWI  хочет стать крупнейшим финансовым оператором на рынке России и СНГБорис Ким — совладелец и член совета директоров компании QIWI, возглавляет комитет по платежным системам и банковским инструментам Национальной ассоциации участников электронной торговли (НАУЭТ) рассказал ИА РУСКОР о бизнесе, жизненных приоритетах и превратностях собственной судьбы.

Первое, что поразило в его рабочем кабинете рабочий стол. На нём огромный монитор с клавиатурой, смартфон и планшет. Всё. Ни одной бумажки, папки, канцелярского прибора. В скромном по размерам и интерьеру помещении помещается еще только маленький диван с журнальным столиком для гостей и такое же небольшое кресло для хозяина, чей внешний вид гармонично дополняет картину.

Перед нами предстал спортивного сложения молодой человек в футболке, который внешне вполне мог бы сойти за компьютерного программиста.

Но как только начался разговор, все материальные детали вмиг отошли на второй план. Внутренний мир героя нашего интервью оказался настолько же просторен, насколько доступен. Собеседник был готов досконально ответить на каждый наш вопрос.

Кстати, о заготовленном заранее вопроснике пришлось забыть, едва нас подвели к двери его кабинета с медной пластинкой с цитатой из прозы … Бориса Пастернака.

- Как ваш великий тезка оказался на офисной двери?

- Это из его прозаической вещи. Она может быть не так известна. Высказывание поэта про достижения. Оказывается, что человек своих границ возможностей никогда не знает. Вообще, что такое граница? Это означает, что ты должен дойти до этого предела, но понять, где он, ты можешь, только выйдя за него. Но это означает, что ты попал в новую границу. Пастернак говорит примерно об этом.

В соседнем кабинете у нас висит крылатая фраза Мохаммеда Али, который в другом, в спорте, но тоже достиг великих побед. И там он примерно о том же говорит, человек никогда своих сил настоящих не знает. А чтобы узнать, надо попробовать. Не будешь пробовать, ничего не получится точно.

- Примерно так происходило у вас, когда вы придумали Qiwi?

- Это идея не только моя, хотя и моя тоже. Изначально ситуация была такой. В какой-то момент я занялся банковским бизнесом. Но через некоторое время классический банковский бизнес меня перестал устраивать. Потому что банки и сейчас-то не очень дружелюбны к клиенту, но в то время это были вообще вещи в себе, существовали, в основном, для обслуживания интересов владельцев.

Они обслуживали какие-то компании внутри группы, кредитовали себя. Такая была замкнутая история и при этом достаточно сильно забюрократизированная. И я очень устал от традиционных банков. И в какой-то момент с моим приятелем, который тоже был банкиром в другом банке, решили придумать какую-то другую систему. Решили, что это будет банк, в том смысле, что он предлагает финансовые услуги, будет выглядеть как банк, но будет при этом дружелюбным банком. Чтобы он реальную какую-то пользу людям приносил.

И мы начали с очень простой вещи. Раньше для оплаты мобильных телефонов использовались скретч-карты. Мы стали продавать эти скретч-карты. Это была чисто финансовая услуга. Потому что в то время банки уже не справлялись с числом абонентов сотовой связи, и не хватало офисов продаж. Соответственно, надо было продавать их везде. Мы пришли к операторам сотовой связи, говорим: да, мы будем продавать не только в ваших салонах и салонах сотовой связи, а везде – в супермаркетах, ларечках. И это была финансовая услуга, но она была такая, что человек при этом не задумывался, что это финансовая услуга, которую ему дают, просто ему было удобно.

Потом эта идея стала развиваться, на место скретч-карт пришли виртуальные пин-коды. Потом стало внедряться прямое пополнение, но терминалов еще не было. Прямое, когда на кассе супермаркета можно было пополнить телефон. Потом появились терминалы, их больше развивала другая фирма - ОСМП. У нас была E-port - компания, а это была компания ОСМП, но это были тоже наши коллеги. В какой-то момент мы решили слиться и образовать единую компанию, которая потом получила название Qiwi. Появились терминалы, которые теперь всем известны. Хотя у нас, по-прежнему, есть не только терминалы, а есть и точки приема платежей, где есть операторы.

Сейчас уже не ограничивается всё только сотовыми телефонами. Там можно и за квартиру заплатить, и за телевидение, и за интернет, погасить кредит, сделать денежный перевод. То есть это стал такой универсальный вид услуги. И понятно, что мы идем к построению банка, но по-прежнему мы хотим и пытаемся сделать так, чтобы это был не традиционный банк, а банк, который развернут лицом к клиенту. Чтобы клиент даже и не задумывался, что это банк… Спросите у человека на улице: Qiwi это банк? Скорее всего, ответит: нет, это не банк, это терминалы. Многие скажут, что это приложение в телефоне или кошелек, которые сейчас тоже очень популярны. Никто не скажет, что это банк. Хотя это банк по организационно-правовой форме, мы сейчас сидим в офисе банка, Qiwi-банка. Но это никого не волнует.

- Чтобы придумать такой банк, нужен, кажется, нестандартный подход к тому, чем занимаешься…

- Так, кажется, и есть. Самое главное, что дает для меня Киви Банк, вообще Qiwi – очень интересную работу. Потому что есть много людей, кто не любит свою работу. Вот еду в машине, и водитель включает радио. И там звонит девушка, говорит: вот, мы сидим на работе, еще нам сидеть долго, сидеть скучно, поэтому поставьте нам песню какую-то. Меня поразило, как может быть скучно на работе?

Люди большую часть своей жизни на работе проводят. И, пожалуй, самое важное, чтобы была любимая работа. Как Qiwi не хочет быть банком, так и работа не должна быть работой. Она должна быть каким-то увлечением, хобби, и это самое главное. Мне повезло, всегда я занимался любимым делом, всегда любил то, чем я занимаюсь.

- А разве не важен результат, цель. Сегодня она какая?

- Мы хотим стать крупнейшим финансовым оператором на рынке России и СНГ, как минимум. Когда я говорю финансовым оператором, понятие банка, оно очень большое. Есть вещи, которыми мы не занимаемся. Например, кредитованием. Но все другие финансовые услуги, прежде всего платежные, расчетные, программы лояльности - это наше. И мы хотим здесь сохранить лидерские позиции, а где-то еще, в каких-то секторах, где мы не являемся лидерами, мы там хотим их достичь. И не только в России. Мы работаем во многих бывших странах СНГ. И на многих рынках мы - лидеры.

- А в дальнем зарубежье не хотите попробовать?

- Хотим, но это задел на будущее, некая проба. Мы отдаем себе отчет, что это не везде может получиться. Теоретически, возможно, особенно если речь идет о Qiwi-кошельке, не о терминалах. Потому что не везде терминалы идут, как способ оплаты различных услуг. Прежде всего, потому что во многих странах, в том числе и в Южной Корее люди привыкли платить с помощью банковских карт, банковских счетов. Там наличные не очень в ходу. Но Qiwi-кошелек, который является, по сути, безналичным способом платежа, вполне возможно в этих странах появится.

- Сейчас, когда Qiwi на вершине успеха, задумываетесь о том, что должна появиться новая мотивация?

- Тут дело даже не в успехе. Был такой император Марк Аврелий. Он был императором и философом. Он был стоиком. Одним из основоположников стоицизма, как учения, и императором римским. И он сказал когда-то давно правильную вещь. Что человек стоит столько, сколько стоят дела, о которых он хлопочет.

То есть, по сути, человек это то, чего он хочет. В основе человеческой личности лежит его мотивация. Очень многое, если не все определяется системой мотивов. Очень сложно разобраться, что такое система мотивов и можно ли ее тренировать. Но на самом деле важно хотеть чего-то. Важно хотеть учиться, хотеть иметь стабильные отношения в семье, хотеть иметь друзей. Если ты этого не хочешь, у тебя точно этого не будет. А если ты действительно хочешь, ты точно этого добьешься.

- А всегда ли можно вот так заставить себя что-то хотеть?

- . Может не всем подойдет, но помогаю себе тем, что беру на себя обязательства перед другими людьми. Я говорю себе: сделаю так, и нам всем будет хорошо. Не только вам, но и мне, и всем будет хорошо.

Как фирмы ранние в 90-е годы образовывались? Друзья приходят и говорят: давай это сделаем. Дальше идет распределение обязанностей, кто за что отвечает в этой фирме. Идет структурирование активности. И очень важно взять на себя обязательства. И тут уже ты не перед собой отвечаешь, а уже перед друзьями. Одно дело, если бы ты сам был в этой ситуации: ну не получилось и ладно, в следующий раз получится.

А когда ты уже взял на себя обязательства, то уже не себя подводишь, ты подводишь других людей. Для многих это более сильный стимул. Для меня точно. Себя я могу подвести, других людей - нет. И дальше ты берешь на себя обязательства перед друзьями, перед сотрудниками, перед начальником. Перед семьей. Мне это помогает. Когда у меня не хватает мотивации, я придумываю для себя такую внутреннюю мотивацию.

- Какая роль в вашей судьбе принадлежит родителям?

- Я родился в Ургенче, недалеко в совхозе имени Ленина жили и работали мои родители. Это недалеко Хорезмская область Узбекистана. Встретились они странно, и это вообще была история из разряда, скорее, невероятных. Потому что он кореец, соответственно, ему вроде бы положено жить где-то на Дальнем Востоке. Мама русская, из русской совсем глубинки, из города Тамбова. А встретились они в Ургенче, куда отец вместе со своей семьей был перед войной выслан. Была такая грустная страница истории советской. Корейцев тогда просто взяли и депортировали, привезли и выкинули в чистом поле. Очень много детей и стариков погибло. Отцу повезло выжить. Он работал в совхозе механизатором.

- А мама?

- У нее другая история. Она закончила в Тамбове педагогический институт и была преподавателем французского языка. И у нее возникла странная для многих, наверное, сейчас идея, поехать в Узбекистан, причем, в какое-то село просила отправить, чтобы людей там учить даже не русскому, а французскому языку. Она, конечно, не знала, что там корейцы будут жить. Она думала, что едет просто в Среднюю Азию, будет учить французскому языку узбеков. Она очень хорошо училась, была именной стипендиаткой. Могла, наверное, остаться в Тамбове, но романтика тех лет, а это конец 50-х годов, позвала ее туда. Вот там они встретились.

Понятно, что с культурной точки зрения это была встреча людей абсолютно разной культуры. Она блондинка, русская, эффектная очень. Отец, кстати, тоже красивый, но другой красотой. И когда любовь возникла, семья отца была не очень довольна, что он не на кореянке женится, а на русской. Это до сих пор в корейских семьях приводит к спору, а тогда в 58-м году это было вообще нечто. Они в первый раз увидели блондинку, наверное, в своей жизни, и отца отговаривали. Но любовь была очень сильная, и они добились своего, поженились. Вскоре родился мой брат старший, в 59-м году. Потом я уже, в 63-м. Вот так я там оказался.

Дальше, к сожалению, любовь любовью, но жизнь бытовая часто бывает сложнее. В бытовом плане там очень тяжело было жить в то время. И через некоторое время мама и отец расстались. И мама вернулась в Тамбов.

Отец очень по этому поводу горевал. Я почти не помню всего этого, но мои родственники, мои тети рассказывают, что он до конца любил маму, приезжал в Тамбов. Но, к сожалению, он рано погиб в автомобильной аварии. Так что отца я не очень хорошо помню. А вот тетушек своих корейских я помню хорошо. У нас до сих пор прекрасные отношения. Приезжают часто в гости к нам, готовят прекрасную корейскую кухню, которая мне очень нравится. Очень много у меня двоюродных братьев и сестер. Мы общаемся, встречаемся. В этом смысле у нас очень полноценная семейная жизнь.

Мама, скорее, сыграла роль не в том, что она брала и учила меня конкретно, родители же, в основном, примером своим воспитывают. И в этом смысле мама очень была для меня важна. Без мамы ничего бы не было.

- Любовь к иностранным языкам от неё передалась?

- Я в школе учил французский. Стараюсь использовать язык, когда бываю во Франции. Английский учил в университете. Это язык науки и язык бизнеса, поэтому без него никуда, и это надо все время поддерживать. Чуть-чуть немецкий, потому что я был в Германии на практике, и какие-то слова мне нужны были. К сожалению, корейского я не знаю. Я был слишком маленьким в Узбекистане, чтобы интересоваться своими корнями и думать, как я связан с этой историей, с культурой этой страны. К сожалению, в этом смысле меня на генетическом уровне роднит больше всего любовь к корейской кухне.

- И только?

- Думаю, что гены проявляются и в том, что я люблю учиться и, мне кажется, я умею это делать. Я думаю, что это тоже не случайно, и это идет от папы. С другой стороны, я человек мира потому, что могу везде бывать. Чувствую себя очень комфортно в любой стране. Но все равно у меня есть некое представление о доме. И я же не случайно в начале 90-х вернулся в Россию. И все-таки я рассматриваю Россию и этот культурный фон, который есть в России, как мультикультурный.

- А дочь, в которой течет и корейская кровь, насколько она ощущается ею?

- Дочь тоже очень любит учиться. Как и я. И она очень любит корейскую кухню. И вообще она интересуется корнями. Я в ее возрасте так своими корнями не интересовался. Смотрит фотографии папы, дедушки, наших родственников и просит рассказать о них. Она с ними с удовольствием общается, когда тети мои приезжают сюда.

Сейчас, поскольку я готовлюсь в этом году к 50-летию, очень много старых фотографий сканирую, родственников всех. И она очень этим делом интересуется, говорит: покажи мне их всех. Очень хорошая фотография бабушки нашей кореянки.

Она немножко по-другому устроена по сравнению со мной. Я в ее возрасте, в 5 классе, особо этим не интересовался. Хотя я спрашивал у мамы, почему у меня фамилия Ким?

Некоторое время назад мы развесили все фотографии родственников, которых могли найти. Но это уже давно было, лет 10 назад, когда она была еще маленькая или до ее рождения. Когда она родилась, у нас не было так принято в доме почему-то. У нас висел портрет дедушки и все. А так, чтобы наших родственников портреты или фотографии, не было такого.

А теперь у меня проснулся интерес к моему генеалогическому дереву. Везде в доме на виду фотографии родных. По лестнице если идешь, видишь - это дедушка, это отец, бабушка… В общем, есть материал, который дает пищу для размышлений…

- Вы назвали себя человеком мира, много удалось повидать?

- Люблю путешествовать. Причем не только по европейским странам, нравится более-менее экстремальный туризм. Не совсем экстремальный, но туризм, который требует определенной физической подготовки. Это горы. Люблю ходить по горам. Это не альпинизм, это такой трекинг. Но горы могут быть довольно высокие, как Эльбрус или Монблан, Килиманджаро в Африке. Нравится ходить по горам, находиться там. В горах во мне зарождаются другие ощущения.

- Какое место в вашей жизни занимает спорт?

- В принципе, спорт, не только обязательная составляющая моей повседневной жизни. Потому что мышцы тела надо поддерживать в тонусе. Кроме этого, у меня есть группа товарищей, которая занимается ездой на велосипедах. Увлекся катанием на лыжах - на равнинных, не горных, и через это нашел много новых друзей. Хотя я уже был в довольно приличном возрасте, когда начал всем этим заниматься, но очень мне понравилось.

Мне нравится дайвинг, погружение с аквалангом в глубину. В разное время я много чем пробовал заниматься. Конным спортом, прыжками с парашютом. Разные виды активности меня всегда привлекали.

- Из окон вашего офиса виден театр, он близок вам?

- Очень люблю искусство в целом, в частности, театр. Мы очень часто с друзьями ходим в театр. Люблю музеи, живопись. И думаю, следующее образование, если я сподвигнусь получать, будет по истории искусств. То есть более такое систематизированное изложение. Как искусство развивалось в разных странах. У меня с детства, к счастью, такое привито правило - читать все время, я достаточно много читаю. И до сих пор не могу заснуть, если не прочитаю несколько страниц. Сейчас я уже не бумажные книги читаю, а в духе времени - в электронном виде. Это гораздо удобнее. Но, тем не менее, я их читаю постоянно.

Борис Ким родился в 1963 году в г. Ургенче Узбекской ССР. В 1985 окончил химический факультет МГУ; кандидат химических наук. В 1993 окончил Всероссийский заочный финансово-экономический институт, в 1996 Московскую государственную юридическую академию, в 2004 - факультет психологии МГУ, в 2007 - философский факультет МГУ. С 1996 по 1999 работал советником председателя правления АКИБ Цюрих, входил в состав совета директоров. С 1993 по 1996 занимал должность финансового директора группы компаний TJ Collection (Россия). С 1999 по 2007 - президент группы e-port. Совладелец сервиса моментальных платежей.

По материалам ИА РУСКОР

 

Отправьте нам заявку





Нажмите на изображение, чтобы его изменить


Доставка Qiwi Visa Plastic